Шаг третий — Пишем первую главу

 

Отступление. Ко мне обратилось несколько человек, с замечанием, о том, что глава 2-я моих воспоминаний «Рядом с войной», посвященная, по сути, юношеским годам, не является стандартной для большинства более молодых авторов. Согласен. Поэтому предлагаю несколько иную периодизацию: — главу 1-ю посвятить описанию периода жизни с момента первых детских воспоминаний и до 4-го класса школы ( варианты заглавий: «Страна детства», «Мы росли во дворах», «Коммунальное братство», « В начале пути» и т.п.); — главу 2-ю наиболее активным и интересным школьным годам с 5-го по 10-й классы (тут в основу заглавия целесообразно положить наиболее яркое событие тех лет); Можно уже сейчас сформулировать и заглавие книги в целом, имея ввиду, что оно затем неоднократно будет меняться(как, впрочем, и названия глав). Это нормально. Так, например, окончательно название моей книги воспоминаний «Просто жизнь» претерпело не менее пяти изменений. И еще. При первоначальном написании текста не следует стремиться к литературной завершенности каждого предложения, абзаца. Главное «набросать» побольше идей и размышлений, создать основу для последующего неоднократного редактирования.

А теперь вернемся к первой главе Глава во многом типовая. Это хорошо, так как позволяет «расписаться», поймать писательский кураж. Она состоит их трех основных частей (блоков).

Первая часть. Посвящается описанию своей «малой Родины». Оно может быть кратким, может и достаточно пространным. Все зависит от того, что о ней сохранила память и каково ваше личное отношение к месту своего рождения. Вот, например как это получилось у меня.

Малая Родина.

Родился я на Донбассе в г. Ровеньки типичном южнодонецком шахтерском городке, который, однако, приобрел известность после Великой Отечественной войны. Именно в нем, в гестапо юга Украины, были казнены герои Краснодона во главе с Олегом Кошевым, а на erо центральной площади в их честь воздвигнут памятник. В настоящее время в городе создан музей, посвященный Краснодонцам.

Несколько слов об истории города, в котором я родился и жил более 10 лет и, который по праву считается моей малой Родиной.Впервые в документальных источниках Осиновый Ровенёк упоминается 14 мая 1705 года, в числе других незаконно основанных городков в Диком поле (Донецкие степи). Пётр I повелел «снести городки, а беглых людей возвратить помещикам». Казаки не подчинились этому распоряжению. В 1707 году вспыхнуло Булавинское восстание, это был стихийный бунт казачества против царской власти — вольные люди пытались удержать в своих руках обширные ничейные земельные владения в Диком поле. Казаки потерпели поражение, и Петр I приказал сжечь все казацкие посёлки, в том числе и населённый пункт Осиновый Ровенёк. Свободные казаки, спасаясь от царского гнева, пошли в малозаселённые земли «Дикого поля». Некоторые из них поселились в живописном месте, где протекала небольшая река, которую назвали именем покинутого родного местечка, — Ровенек. Эти казаки и учредили поселение, которое в результате стало Ровенецкой слободой. А затеми поселком и городом Ровеньки. (старословянское»Ровéнник — глубокий ров с водою, колодец).»

Вокруг городка, как горы, возвышались терриконы шахт, многие из которых самовозгорались и постоянно дымились, разнося по округе едкий серный запах.

Тем не менее, среди других, себе подобных рабочих поселений, он считался весьма благополучным, так как располагался вокруг довольно большого леса, что для донецких степей большая редкость. Лес был замечателен еще тем, что весной в нем расцветали в огромных количествах нежно-голубые подснежники, которых я больше нигде не видел. . В лесу имелся большой пруд, источником которого являлся мощный подземный ключ «Гремучий». Кстати, на его основе, незадолго до начала войны, была построена водопроводная станция, и мы были обеспечены прекрасной родниковой водой. Водопровода в домах, правда, не было, и воду приходилось брать в колонках, располагавшихся вдоль улицы.

примусНесмотря на то, что мои отец и мать были учителями в местной школе, жили мы небогато. Своего жилья у нас не было — кочевали по частным квартирам. Помнится, за 10 лет сменили 5 квартир. Особенно убогим было первое наше жилье. Это была так называемая землянка — хатка из необработанного камня, обмазанного глиной. Крыша покрыта большими плоскими камнями, и главное, в ней не было потолка — просто крыша снизу обмазывалась глиной и белилась, Из-за этого и название землянка. Небольшие холодные сени, комнатка 12-14 кв. метров, крошечная кухонька и маленькие подслеповатые окошки. Обстановка под стать жилью: стол, шкаф, кровать, диван да еще маленькая этажерка для книг. Удобства во дворе. Топили углем. Готовили на примусе. Последующие квартиры были получше, но также не отличались богатством и комфортом.

Вторая часть, как правило, посвящается изложению сведений о своих родителях и прародителях. На мой взгляд, нужно излагать максимально все имеющиеся о них сведения, так как это, по сути, история Вашего рода. Которую затем продолжат потомки. Поскольку родственные связи у всех складываются, по разному, то и сами сведения о родителях и прародителях, и их полнота, естественно будут разными

«Генеалогическоедрево" по линии Луценко.

                           Краткое генеалогическое древо по линии Луценко

У меня, к сожалению, не сложились связи с родственниками по линии отца. Мой дедушка подвергался репрессиям в 1937г. и вынужден был постоянно менять место проживания, да и вообще не афишировал факт своего существования. Поэтому и сведения о нем и его супруге весьма скудные. Вместе с тем бабушка по линии матери сыграла в моем воспитание существенную роль, поэтому о ней больше написано. Хорошо бы сначала составит краткое генеалогическое древо. (В Интернете есть соответствующие программы, но можно и без Интернета — по памяти). Мне, например, удалось восстановить сведения о моих прародителях до пятого колена. В последующем более полное древо можно дать в качестве приложения вместе с другими документами, речь о которых пойдет ниже. В качестве примера приведем несколько фрагментов, посвященных родителям и прародителям.

История семьи.

папа Отец Луценко Кирилл АкимовичОтец Луценко Кирилл Акимович, родился в 1905 г. в деревне Нурово Харьковской области в семье зажиточного крестьянина. После окончания Харьковского педагогического института был направлен на работу в г. Ровеньки учителем математики в Средней школе. Позже он стал заведующим учебной частью этой школы. На одном из районных педагогических советов он познакомился с моей будущей матерью и вскоре они поженились. В 1941г. ушел на фронт и вскоре погиб в боях с немецко-фашистскими захватчиками. Место его захоронения установить не удалось.

Варвара ДемьяновнаОсновная тяжесть по воспитанию детей ложилась на мою мать — Погребную Варвару Демьяновну — женщину решительную, с ярко выраженным стремлением к личной независимости. Об этом, в частности, говорит и то что, выйдя замуж, она не захотела брать фамилию мужа, а осталась на своей Родилась она 25 февраля 1908г. в с.3гуровка Полтавской области. После окончания учительского института в г. Прилуки она по назначению поехала учительствовать на Донбасс. Сначала работала в разных селах, а после замужества в средней школе г. Ровеньки учителем истории. Кстати, в Прилуках вместе с ней училась мать Олега Кошевого — героя романа А. Фадеева «Молодая гвардия». Они были подругами. Вместе поехали на Донбасс и в один год вышли замуж. После войны они длительное время переписывались и неоднократно встречались. О ней еще не раз будет идти речь на страницах книги.

Дедушка по линии матери Погребной Демьян Петрович примерно 1884г. рождения, выходец из зажиточной семьи. Судьба его сложилась трагически. Он был человеком богатырского сложения и как-то под пьяную руку поспорил с друзьями, что выдержит удар оглоблей по животу. Однако что-то не сложилось, и он от этого удара умер. Было ему всего 30 лет.

Пятилетний Вадим с бабушкой,  мамой и отцом.

 Вадим с бабушкой, мамой и       отцом.

Бабушка по линии матери Погребная Мария Савельевна 1886г. рождения из бедной крестьянской семьи. Вплоть до революции 1917г. работала прачкой в хозяйстве помещика Петра Кочубея. Была она красивой, задорной девушкой и, судя по ее отрывочным рассказам, прожила довольно бурную молодость. В моей жизни она сыграла весьма значительную роль. Когда я пребывал в дошкольном возрасте, она неоднократно приезжала к нам в Ровеньки и занималась моим воспитанием. Несколько раз мы во время летних каникул ездили к ней в Згуровку. Многое для моего воспитания она делала во время войны, когда мы жили все вместе. Прислушивался к ее советам я и позднее, когда был уже офицером. Умерла Мария Савельевна в 1964г. и похоронена в Згуровке. Последний раз я посещал ее могилу в 1984г.

Примечание: На мой взгляд, при описании родословной следует исходить из того, в какой степени вы будете касаться того или иного представиетеля вашего рода в своем жнеописании. Если Вы намерены говорить о нем еще, то в этой главе можно дать лишь основные сведения о его жизни. Если нет, то все что известно о данном человеке.

Третья часть наиболее яркие воспоминания своего детства, которые желательно разбить на отдельные эпизоды. Легче писать. В дальнейшем еще возвратимся к этому вопросу. Ниже приводится мое видение этой части (естественно в весьма сокращенном виде).

Стоит ли испытывать терпение родителей? Как-то ходили с отцом на рынок и купили три небольших арбуза. Я вызвался нести один из них. Не прошли мы и 30 шагов, как арбуз выскользнул у меня из рук и раскололся на мелкие кусочки. Я был очень огорчен, и, надеясь реабилитировать себя, попросил у отца второй арбуз. К сожалению, реабилитации не получилась. Этот тоже разбился. Тогда, видя мои страдания, отец отдал мне последний — терять было нечего. От чрезмерного старания и груза ответственности я уже около дома споткнулся — и арбуз уже нельзя было спасти. В результате возмущение отца вылилось в увесистую затрещину. И поделом.

Поиск талантов. Я, как и большинство детей, я прошел тесты на поиск у меня талантов. Первой, конечно, была музыкальная проба. После игры на пианино учительница музыки поцеловала меня в щечку и сказала, что с музыкой у меня ничего не получится. Мать не поверила этому и пробовала учить меня игре на гитаре и мандолине, но везде был полный провал. Как и большинство мам, моя также не могла смириться с тем, что ее, тогда единственный сын, не обладает никакими талантами, и решила сделать из меня танцовщика. По соседству с нами жила довольно экстравагантная женщина, занесенная каким-то ветром в наш городок. К ней меня и моего друга Юру и пристроили. Разучивали мы ковбойский танец. По 2 часа в день мы прыгали вокруг стола, изображая скачущих на лошадях ковбоев. Видимо, что-то получалось, т.к. мы несколько раз выступили на самодеятельных концертах в школе. Но потом война в Испании переориентировала нашу общественность на испанские танцы и песни, и наш ковбойский танец был забыт. Такого разнообразия детских секций, как сейчас, тогда не было, и поэтому выявление у меня талантов на этом закончилось.

папиросыТабакокурительный опыт. В наше время проблема табакокурения стоит очень остро курят почти все и почти везде. Поэтому хочу поделиться своим опытом приобретения этой пагубной для здоровья привычки. У каждого мальчишки, а сейчас, к сожалению, и у многих девочек наступает момент, когда он впервые решаются закурить. Причем не, потому что в этом есть потребность, а просто, чтобы взрослее выглядеть. Кому-то что-то доказать. Не слишком ли дорогая цена? Пришло и мое время. Я и мой друг Юра раздобыли с десяток папирос, уединились в лесу и приступили к курению. Каждый выкурил подряд по 5-6 папирос. До сих пор помню свои ощущения! Рвота страшная, головная боль, ноги, как ватные. С тех пор я всегда испытывал отвращение к курению. И даже потом, в военном училище, когда нам выдавали махорку и папиросы, а перерыв называли перекуром, я, если и курил за компанию, то без всякого удовольствия, а чаще менял курево на компоты или сахар. Может быть, и поэтому мне 80 лет.

Воспитание самостоятельности. С раннего детства меня приучали к самостоятельности, то ли руководствуясь каким-то педагогическим планом, то ли в силу сложных жизненных обстоятельств – скорее всего и то и другое. Я сам себе стелил постель, разогревал еду, мыл посуду, убирал в квартире, пришивал пуговицы. Последнее доставляло мне массу хлопот. Я никак не мог попасть иглой в отверстие пуговицы с обратной стороны ткани. Вобщем-то копеечная процедура превращалась в пытку. Или вот еще. Как-то на день рождения мне подарили коньки. Для того чтобы закрепит их на ботинках, нужно было к подошве прикрепить специальные пластинки. И что отец пришел ко мне на помощь? Ничего подобного. Я семилетний пацан дня три ковырялся, пока как-то приладил их. И так во всем. Хорошо это или плохо? Думаю, что во всем должна быть мера.

капканПредпринимательство заложено в каждом из нас. Как-то бегая по улицам с Юрой, прочитали объявление о том, что принимаются шкурки крыс по 20 коп. за штуку. Это по тем временам были значительные деньги. Порция мороженого, например, стоила 10 копеек. Мы тут же решили заняться этим «прибыльным» делом. Но как поймать крысу? В пункте приема нам объяснили, что для этого надо купить у них капкан за З рубля. Мобилизовав все свои ресурсы, мы собрали около рубля. За недостающей суммой пришлось обращаться к родителям. Главный довод — крысы настолько расплодились и обнаглели, что только общими усилиям можно спасти город от их нашествия. Наши общественно активные родители выделили нам еще по рублю, и мы приступили к делу. Сначала решили опробовать капкан. Нажимали палочкой на площадку для приманки. При этом дуги капкана под воздействием очень сильной пружины быстро смыкались, перебивая палочку пополам, если палочку быстро выдергивать, то она оставалась целой. Кому-то пришла в голову идея проделать эту манипуляцию собственным пальцем. По жребию первым оказался я. Быстро убрать палец не получилось, и мне его прищемило так сильно, что до сих пор косточка реагирует на погоду. После испытания капкана приступили к ловле крыс. За пару часов в подвале нашего дома отловили 5 или 6 огромных крыс, но ведь надо было содрать с них шкурки. Опыта у нас не было, и, промучившись до самого вечера, мы кое-как справились с этой работой. В приемном пункте нам дали по 5 коп. за шкурку, т.к. оказалось, что мы совершенно не соблюдали технологию. На этом наша предпринимательская деятельность и завершилась, хотя стремление подзаработать осталась в душе, и проявилось снова уже во времена перестройки, но об этом в свое время.

А нужны ли прививки? Очень досаждали нам детям прививки. В дошкольном возрасте их заменял рыбий жир. Эта зловредная с непередаваемо омерзительным запахом и вкусом маслянистая жидкость в те далекие времена считалась основным источником витаминов. Может быть, это и так, но ежедневный прием этого зловредного снадобья превращался в настоящую пытку. В детском садике поднимался коллективный рев. Мы всячески изворачивались, зажимали рты, брыкались. Но опытные воспитательницы насильно вливали в нас эту отраву, многих тошнило. Во имя чего приходилось терпеть эти муки? Я думаю, игра не стоила свеч, ибо витамины, которые мы, возможно, и получали, никаким образом не компенсировали ежедневные нервные потрясения несчастных детей. Со школьного возраста появилась другая напасть – профилактические прививки, которые затем преследовали меня, как кадрового офицера почти до пенсии. Проводились они с завидным постоянством два раза в год: весной и осенью. Неприятен был не столько укол – тут еще можно было потерпеть – сколько его последствия. Ведь человек заболевал легкой формой той болезни, от которой делалась прививки. Постепенно в сознании выработался условный рефлекс: прививка приводит к болезни с повышением температуры и, как правило, постельному режиму. Результатом этого рефлекса являлось стремление всеми способами уклониться от этого мероприятия. Возникает вопрос: а нужны ли обязательные профилактические прививки вообще? Ведь миллионы моих сверстников и тогда, и сейчас прекрасно без них обходятся. Видимо, в этом деле, как в прочем и в любом другом, нужно знать меру, не чинить насилия над личностью, придерживаться принципа добровольности. Тем более, еще ни кем не доказано, что люди, делающие ежегодные прививки, здоровее людей, которые их не делают.

Детская наивность. Каждую неделю на нашей улице появлялась повозка по сбору тряпья и старых вещей. В обмен на них можно было получить массу интересных поделок: глиняные свистульки, надувные шарики, трещетки и т п. Но самым дорогим и желанным для нас, мальчишек, были шары, покрытые серным составом. При ударе шара о шар сыпались искры, раздавался небольшой взрыв. Правда, они быстро выходили из строя из-за тонкого слоя серы. Поскольку повозка появлялась раз в неделю, а шары быстро приходили в негодность, то старых вещей в доме явно не хватало. Тогда в очередной приезд старьевщика я взял почти новые калоши и порезал их в нескольких местах, сделав их, как мне казалось, старыми. Старьевщик посмотрел на мое произведение а сказал, что за целые калоши я получил бы 5 пар шapов, а так он дал мне только одну. Было очень обидно. Кроме того, за пропавшие из дома калоши я был наказан.

Долг платежом красен. Однажды на семейной прогулке произошел случай, который спас меня через много лет от серьезной взбучки. Мы с отцом катались на санках с гор. Я сидел впереди, он сзади. На одной из горок он потерял управление, и мы врезались в пенек. В результате у меня перелом кости на левой ноге. Три недели пришлось пролежать в гипсе. А вот что произошло через 5 лет. Вале, моей сестре, был примерно годик. А поскольку я исполнял роль няньки, так как родители много работали, то брал ее в свою мальчишечью компанию. Однажды в лесу мы нашли спиленное дерево и стали его перекатывать от одной команды мальчишек к другой. В пылу борьбы не заметили, как Валя попала под дерево. Спасло ее только то, что она оказалась между сучьями. Но ушибов и синяков получила предостаточно. Вечером рассерженный отец решил наказать меня ремнем, но мать, напомнив ему, случай с моей ногой, спасла меня от серьезной экзекуции.

Новогодний «сюрприз». В те далекие времена новогодние елочки в наш городок привозили, а вот с украшениями было плохо. Как правило, в магазинах продавали лишь аляповатые игрушки из ваты, покрытые огнеупорным составом. О нынешнем стеклянном разнообразии мы даже не имели представления. Поэтому главным украшением елок были грецкие орехи, завернутые в алюминиевую фольгу, мандарины и конфеты в ярких обертках. Поскольку все эти будущие съедобные наряды являлись дефицитом, мои родители покупали их заранее и где-то прятали от греха подальше. Так было и на этот раз. И надо же было, мне совершенно случайно наткнутся на эту соблазнительную заначку. Не долго думая я взял из каждого кулька по одной штучке, справедливо полагая, что от этого елка не станет менее нарядной. Но бесы не дремали. Меня как магнитом тянуло к заветным кулькам и на следующий день я, под тем же предлогом, взял еще по одному «украшению». Так продолжалось до тех пор, пока я к своему ужасу не обнаружил, что брать больше нечего. Накануне Нового года радостный отец, как обычно, принес елочку, а мать полезла в шкаф за украшениями. Немая сцена. Я забился под стол и горько плакал, сгорая от стыда за содеянное. Видимо, потрясенные происшедшим родители расслабились, и я отделался легким испугом. А ведь могло быть гораздо хуже. Мои родители были людьми строгими.

Дела школьные. В 1937 г. я поступил в Ровеньковскую СШ №1, подчеркиваю номер школы, потому что в СШ № 2 работали мои родители: отец зав. учебной частью, а мать учителем. Чтобы не создавать мне тепличных условий и было принято такое решение. Наверное, правильно. Моя первая учительница Серафима Петровна, была опытнейшим педагогом, прекрасно «держала» класс, умела заинтересовать нас в приобретении знаний, могла быть и строгой, и доброй, почти ежедневно занималась дополнительно, причем совершенно бескорыстно. Уроки, как правило, я делал самостоятельно. Правда, Серафима Петровна — женщина одинокая и преданная своему делу — создала что-то наподобие теперешних групп продленного дня, и мы вместе делали уроки. Поскольку все классы занимала вторая смена, то наша продленка проходила на лестничной клетке. И то, что я получил прочные основы знаний и умение самостоятельно добывать их, во многом заслуга Серафимы Петровны.

школьнаяУчился я легко, имел отличные оценки по всем предметам и до четвертого класса получал похвальные грамоты. Принимал активное участие в школьной самодеятельности, в подготовке к праздникам I мая и 7 ноября. В эти дни, кроме участия в демонстрации и получения подарка, нас катали на грузовых автомобилях, автомобили были тогда в диковинку. Набивался полный кузов ребятни — пели песни, кричали «ура». К сожалению, в одну из таких поездок борт автомобиля открылся, и дети посылались вниз. Хорошо, что скорость была небольшой, и никто не пострадал. Но катание на автомобилях запретили. С проведением праздников связан еще один случай. На демонстрацию, посвященную празднованию 20-летия Октябрьской Революции наша школа решила сделать макет броневика, с которого выступал Ленин.броневик Макет делался из фанеры на базе детского педального автомобиля. Ученики старших классов мастерили макет, а мне было поручено проехать на нем перед трибунами. Я приступил к тренировкам. Следует сказать, что тогдашняя конструкция автомобиля была крайне не совершенна, и нужно было прилагать большие усилия, что бы машина двигалась. После нескольких тренировок я довольно успешно проезжал через площадь. Однако, когда на автомобиль поставили фанерный макет, сдвинуть с места это сооружение усилиями восьмилетнего ребенка не получалось. Посадили более старшего школьника, но и у него ничего не вышло. Пришлось все же сидеть за рулем мне (зачлись мои тренировки), а «броневик» толкали одетые в форму революционных матросов, ребята со старших классов. Все прошло удачно.

Помнится, за моим поведением в школе мать осуществляла строжайший контроль, вплоть до ежедневных оценочных записей в дневнике. За каждой негативной оценкой следовало немедленное возмездие. Доставалось мне не только за дела школьные, но и за житейские. Наказания были самые разнообразные. Например, 2 часа я должен был сидеть в комнате вместо прогулки, 1-2 дня не выходить на улицу к друзьям, лишался кино, а в особо экстренных случаях получал по известному месту. Все это я переживал очень болезненно, тем более, что, по моему мнению, наказания были не всегда справедливыми и адекватными проступкам.

Забегая вперед, хочу отметить, что наши дети Ира и Вадим как-то умудрились прожить свое детство без особой системы наказаний. Мы с женой, практически, не применяли серьезных воспитательных воздействий, а тем более физических. То ли дети оказались везучими, то ли родители покладистыми. Это вовсе не означает, что все воспитание было пущено на самотек. Мы были довольно требовательными родителями, но все вопросы старались решать, основываясь не на страхе, а на совести. Я регулярно ходил на родительские собрания, а затем дома на семейном совете делал разбор, который, на мой взгляд, имел большее воспитательное воздействие, чем, если бы я хватался за ремень или применял какие-то другие наказания. Конечно, обойтись без наказаний, наверное, невозможно, но они, во-первых, должны носить адекватный характер, а, во-вторых, не унижать достоинства ребенка. Да в принципе у наших детей особых провинностей и не было.

Еще одно яркое воспоминание тех далеких школьных дней. Однажды на уроке у нас обвалился потолок. Серафима Петровна успела крикнуть, чтобы мы прятались под парты. У кого реакция была получше, успел это сделать, остальным досталось кому больше, кому меньше, а одного мальчика даже увезли в больницу. Скандал в школе был большой.

В те годы, годы Сталинских пятилеток, нас школьников, широко привлекали для сбора лома металла, макулатуры, на уборку подсолнечника и кукурузы. Мы с радостью ходили на все эти мероприятия, так как проходили они весело, и не нужно было сидеть на уроках в душном классе. Но была одна крайне неприятная общественная работа — сбор клопов-черепашек \вонючек\. Одно время их расплодилось великое множество, и они буквально пожирали колосья пшеницы. Нам раздавали обычные бутылки. Задача состояла в том, чтобы каждый наполнил бутылку этими тварями. Сначала было и боязно и неприятно, но потом, привыкнув, собирали и по полторы, а то и по две бутылки. Я был в передовиках.

Трудно сказать, почему, но среди мальчишек того времени было модным путешествовать по окрестностям нашего города. Набрав еды, мы, несколько друзей, ранним утром отправлялись в степь. На Донбассе она в силу холмистого рельефа была вся испещрена большими и малыми оврагами – балками, густо заросшими терном, боярышником, шиповником, дикими яблонями и грушами. Весь день мы, продираясь сквозь густые заросли, лакомились дарами природы, пили холодную воду из родников – словом наслаждались жизнью. Проводились и организованные походы. Группа школьников под руководством преподавателя совершала какой-нибудь познавательный поход, нередко и с ночевкой. Мы очень любили такие вылазки. Зимой для старших классов проводились походы на лыжах. Помню трагический случай, возбудивший весь город. В один из таких походов группу старшеклассников на обратном пути застала сильная метель. Двое школьников отбились от группы и замерзли. Хоронили их всем городом. А в школе был большой скандал. Досталось, видимо, и моим родителям, хотя прямого отношения они к этой трагедии не имели. Наблюдая за своими детьми, прихожу к выводу, что тогда у нас было значительно больше разнообразных игр: зеленец, замри, палочки-стукалочки, прятки, салки, катание колес, игра в перья, которыми тогда писали, игра на конфетные фантики, дук, игра в ножички, паровозики, красные и белые, не говоря уже про футбол, рогатки и бесконечные войны между улицами и районами города. Словом шла полнокровная, интересная и по своему романтичная детская жизнь, которая является важнейшим фактором формирования личности.

Первая любовь. Четвертый класс. Женя Старченко — белокурое, нежное, миниатюрное создание. Сидели мы с ней за одной партой, вернее, меня к ней подсадили исключительно в воспитательных целях — сделать меня менее хулиганистым. Я ставил свой портфель на скамейку парты, между нами, и время от времени что-то в нем искал. Женя тут же запускала в него свою маленькую ручку наши руки там, конечно, встречались, и сердце мое замирало. Потом, когда воспитательная миссия Женечки дала свои положительные результаты, и я почти исправился, меня пересадили на другое место. К Жене подсадили другого «хулигана», но наша взаимная привязанность продолжалась. Я провожал ее домой, часто гуляли вместе в лесу. К сожалению, с началом войны и прекращением занятий в школе мы потеряли друг друга из виду. Как сложилась ее дальнейшая судьба не, знаю.

лагерьЛедяное дыхание Сталинских репрессий. Одним из ярких воспоминаний детства был приезд к нам в гости сестры моей матери Натальи. Она работала 2-м секретарем Харьковского обкома партии, а ее муж 2-м секретарем Харьковского горкома. В 1936 г. он был арестован и, видимо, под пытками дал ложные показания и на свою жену. Ее так¬же арестовали. Волна арестов была настолько мощной, что в один прекрасный день в партийном аппарате Харьковской области некому было работать. Но вернемся к судьбе Натальи. Ее мужа вскоре расстреляли, а следствие по делу моей тети продолжалось около двух лет. Поскольку никаких, даже мелких, компрометирующих данных на нее не было. Следователь, как мог, затягивал следствие, понимая всю абсурдность происходящего \он оказался порядочным и честным человеком.\ Но, в конце концов, он вынужден был передать дело в суд. Наталья получила минимальный по тем временам срок — 10 лет лагеря общего режима.

Срок отбывала в одном из лагерей в Коми АССР. К сожалению, эти люди были так запуганы, что боялись рассказывать о пережитом. Напишу о том немногом, что удалось от нее узнать. Лагерь был смешанным. В нем отбывали срок и политические заключенные и уголовники. С началом войны в 1941 году политические написали заявления об отправке их на фронт. Так вот уголовников, которые всеми силами уклонялись, от отправки в действующую армию туда послали, а политическим отказали. В лагере широко практиковалась система скрытого уничтожения заключенных. В самые лютые морозы по каким-то своим критериям лагерное начальство комплектовало группы по 100 – 150 человек и отправляло их на самые отдаленные лесоделянки, а так, как люди были плохо одеты и сидели на полуголодном пайке, то примерно через месяц в живых никого не оставалось. Их даже не хоронили. Остальным заключенным, а их было несколько тысяч, говорили, что группа погибла потому, что ей не смогли доставить продукты из-за сильных снежных заносов. Тут же готовилась следующая группа.

В это трудно поверить, но в этом и трагедия сталинских репрессий. Интересно, что в лагере она близко сошлась с комбригом, бывшим начальником Одесского артиллерийского училища, в которое я поступил ровно через 10 лет после описываемых событий. Вот ведь как переплетаются судьбы людей. Через несколько лет после освобождения больную, отошедшую от дел женщину, снова арестовали и отправили в ссылку в глухую деревню Красноярской области на 5 лет. Дикие времена, дикие порядки, полный беспредел. В дальнейшем она была реабилитирована, восстановлена в партии, получила квартиру в Харькове и до последних дней жизни занималась активной общественной деятельностью. Наталья принадлежала к тем людям, которые общественные интересы ставили выше личных. Низкий им поклон за это.

Пострадал от репрессий и мой дедушка по отцовской линии Луценко Аким Ефимович. Он был грамотным, что по тем временам (80-е годы Х1Х века) было большой редкостью. Армию отслужил в Средней Азии. После возвращения экстерном сдал курс гимназии и стал работать сначала урядником в местном полицейском участке, а затем следователем. Сразу после Октябрьской Революции его назначили секретарем сельского совета. Сельсовет выделил ему как многодетному отцу 25 гектаров земли и помог в строительстве дома. К 1926 году у них была пара лошадей, пара быков, необходимый инвентарь, т.е. по меркам того времени это была довольно зажиточная семья. В 1929г. он попал в списки на раскулачивание с высылкой в Сибирь. Аким Ефимович как-то узнал об этом и в одну из ночей вместе с женой и детьми, бросив все хозяйство, тайно уехал из Нурово. И в дальнейшем, боясь репрессий, они вынуждены были постоянно менять место жительства. Жили в Чечне, в Адыгее, в разных станицах Кубани. Это и спасло его и его семью от ссылки и сталинских лагерей.

За что страдали эти и миллионы других ни в чем не повинных людей? Можно ли простить Сталину массовое истребление своего народа?

Прерванное детство. Как известно, педагогическая наука включает в понятие «детство» дошкольный возраст, младший школьный \I-3 классы \ и подростковый \4 -7 классы\. Другими словами, я мог бы побыть в детстве еще года два-три, но Великая Отечественная война опрокинула все эти педагогические теории, и мое неоконченное детство в одночасье перешло в раннюю военную юность.

Отступление. Некоторых авторов смущает, дескать, тот или иной эпизод их жизни столь незначителен, что о нем не стоит и писать. Это далеко не так. Буквально в каждом поступке или жизненной ситуации проявляются те или иные стороны личности. Например, кажется совсем незначительная история с арбузами. А, ведь, в ней целый мир человеческих эмоций: желание маленького человечка помочь отцу, стремление к самоутверждению (я уже не маленький), зарождающееся умение преодолевать трудности, чувство стыда за свои промахи, поведение в стрессовых ситуациях (нести третий и последний арбуз), наконец, реакция отца на действия сына (думаю строгость должна сочетаться со справедливостью. Еще пара затрещин по подобному поводу и сын сделает для себя вывод: инициатива наказуема).

 

Далее переходим по ссылке Шаг четвертый